Валентин Девятьяров: как пройти лыжный ультамарафон на 200 км

10 апреля прошел первый и уникальный в современной истории лыжный ультрамарафон Red Bull Nordenskiöldsloppet на 200 километров. Мы взяли интервью у Валентина Девятьярова, российского лыжника, занявшего 17ое место с отличным результатом 9 часов 14 минут.

- Валентин, довольны ли остались работой лыж на гонке? Как часто меняли лыжи за время гонки?

— За 3 недели до старта стало известно, что смена лыж во время марафона запрещается. До этого точной информации не было, по правилам FIS в некоторых гонках смена лыж разрешена. На самом деле это решение меня сильно обрадовало, на подготовку лыж можно было потратить много времени и сил, а здесь самое главное было не ошибиться с выбором утром. Я откатал 4 пары и нашел, как мне показалось, идеальный вариант на гонку. Лыжи работали хорошо на протяжении всего марафона.

- Сложная ли по рельефу была трасса?

— Сначала организаторы сократили дистанцию до 180 км, об этом они сообщили за неделю до гонки. Планировалось, что трасса будет проходить по озерам, но из-за погодных условий – озера просто напросто растаяли, дистанция была сокращена на 40 км. При этом очень значительно увеличился рельеф и у многих встал вопрос в выборе техники: бежать даблполлингом или классикой. Для меня эта новость также была неприятная: я готовился именно на равнинную гонку. Именно затяжной подъем и сыграл со мной в спортивную игру и я отпустил основную группу лидеров. За 5 дней до старта произошло еще одно изменение, как написали организаторы «радостная новость для вас»: дистанцию увеличили до круглой цифры 200 км! В итоге было очень много подъемов и даже затяжных подъемов.

- Как вы оцениваете погодные условия во время гонки? Хорошее ли было скольжение?

— Гонка была длинная, старт ранний в 6:00. За полярным кругом в это время обычно еще зима, поэтому было прохладно, примерно -1 градус. Первую часть гонки мы бежали по льду, правда озеро закончилось уже через 4 км после старта и дальше на протяжении почти всей гонки мы ехали по лесу. До 80 км скольжение было идеальное, а потом начало подниматься солнце и с каждым километром скольжение начинало падать, лыжня становилась все более рыхлая. В конце на некоторых участках мы ехали по воде, так как температура воздуха поднялась почти до 10 градусов. Но мне как ни странно бежать было очень комфортно и совершенно не жарко.

- Тот факт, что гонка проводится классическим стилем, а не свободным — это для вас «плюс» или «минус»?

— Техника классического стиля у меня в разы лучше чем коньковая. Но в последние годы я добивался серьезных успехов на стартах коньковым стилем, поэтому я и сам задаю себе этот вопрос… Вообще, больше люблю классику!

- Были ли у вас перерывы на отдых и питание?

— За всю гонку я останавливался всего лишь несколько раз, остановки длились не более 15 секунд. Это была настоящая непрерывная гонка от первых метров и до самого финиша.

- Какой момент гонки был самым сложным?

— Во время гонки было много кризисных моментов, впрочем столько же было моментов эйфории. Первый кризис я почувствовал примерно на 75 км, когда понял, как долго мне еще предстоит терпеть. Это был скорее психологический момент. На 80 км я выпил мотивирующие таблетки, они сыграли важную роль в моем хорошем выступлении, думаю, это и есть идеальный эффект плацебо. Дальше мне было даже хорошо. Примерно на 110 километре я почувствовал, что еду и кайфую от всего происходящего, здесь я думал что именно к этому ощущению я и стремился. Но потом снова череда «хорошо – плохо».

Я продолжал хорошо питаться и понимал: мне хватает всего, что я взял с собой. Также меня сопровождал друг, который ждал меня на пяти отрезках с всем необходимым для продолжения гонки. И в этом так же было классное ощущение комфорта.

Момент со 150 по 180 км для меня стал самым тяжелым: ты понимаешь, что уже много прошел, но еще ехать по меньшей мере 2 часа! В этот момент я почувствовал себя полностью беспомощным, был готов чтобы меня били и ругали. Думал, что даже не буду сопротивляться, потому что ничего не почувствую: у меня ужасно болели локти, кисти, спина, пресс, бока. Но по какой-то причине я не сбавлял и понимал, что я еду и еду хорошо. На этом отрезке я начал останавливаться на пунктах питания: ел и начал пить Red Bull. В какой-то момент я даже отстал от своей уже любимой на тот момент группы, но потом догнал.

На 189 км я увидел на стадионе финишную арку, оставался еще 11 километровый круг, но я знал, что финиширую. Этот круг оказался адским, перепад высот сумасшедший для заключительной десятки: все время подъемы и спуски. Здесь мы провели еще одну маленькую жизнь до финишной прямой. Я ни за что не мог поверить, что буду сражаться на финише. Но за 50 метров я увидел заветный створ «ворот мечты» и вырвал победу в своей группе! На финише я был по-настоящему счастлив!

- Много ли было российских участников?

— Из России, кроме меня, было еще 4 лыжника. И я всех поздравляю с этой сумасшедшей гонкой!

- Сколько представительниц женского пола приняли участие в гонке?

— Финишировало около 20 девушек. Лучшая из них проиграла мне всего 10 минут. Они просто героини, но если честно, не советую ни одной девушке преодолевать это испытание.

- Какой максимальный километраж вы преодолевали во время подготовительных тренировок?

— Мой тренировочный процесс не строится на объемных тренировках, максимальный километраж за день — 70 км.

В подготовке главную роль играли соревнования и марафоны, важно было их грамотно распределить и нигде не перебрать с нагрузкой. Считаю, что свою подготовку я построил на высшем уровне, исключил я бы из нее только болезни и недостаток снега этой зимы, так как последние 2 недели мне было очень сложно готовиться – в Москве снега почти не было.

- Если на тренировках вы такой же километраж не преодолевали в соревновательном темпе, как вы планировали рассчитывать свои силы?

— Это новая лыжная гонка и никто не знал, как поведет себя организм. Поэтому я ничего не планировал. Но так как я участвовал в IronMan, то опыт длинных гонок у меня был. Сейчас я могу точно сказать, что лыжные 200 км сложнее IronMan.

- Есть ли какие-то моменты подготовительного процесса, которые вы бы поменяли, если бы потребовалось готовиться к гонке снова?

— Я считаю, что сделал все правильно и ничего не стал бы менять.

- Будете ли участвовать в следующем году?

— Пока мой ответ — твердое нет! Но что будет завтра, я не могу сказать, время покажет.

 

13007368_1067189293342165_2650072382049914599_n

Ваш отзыв


5 + = шесть