Александра Голубева: «Зачем мне сверхусилие? Потому что я есть и потому что могу!»

PRO меня. Люблю, когда адреналин зашкаливает, расширить горизонт возможностей. 
PRO мое тело. В нем все ответы. 
PRO мой кайф. Он — в отсутствии схемы.
IMG_4108 
В ноябре 2016 на Facebook я получила приглашение в кэмп PRO TRENER, подумала: «Почему бы и нет, 100 км от Рима, Сабаудия, классно». Там и познакомилась с Антоном Феоктистовым. Какие олимпийцы и гладиаторы?! Вот они – живые, говорят с нами на одном языке, у их тел фантастические возможности. И у моего тела тоже, я узнаю это очень скоро, спустя месяц тренировок с Антоном. Меньше рефлексий – больше действий. Для меня работает не цель, а интерес. Так было всегда. 
«Почему бы и нет», – это я в 21 год улетевшая куда-подальше — в Австралию. В тот год многое произошло, первый серф например. Стоять на доске меня учил друг из Бразилии. Тогда я ещё не думала, какие работают мышцы — искала ощущения.
«Почему бы и нет», – и полетели. На Сардинию, я в Loro Piana Superyacht Regata. Или с парашютом, с 4 км. Самые невероятные в жизни 50 секунд свободного падения и эйфория под куполом. 
PRO TRENER. С ним мои «почему бы и нет» превращаются в километры. На беговых лыжах 30 км ГРОМ в Мещерском (первая медаль) и 42 км Engadin в Швейцарии, полумарафон 21,1 в Берлине, 10 км «Бегущие сердца» и первый триатлон в Завидово в этом июле. А ведь я стала частью студии менее года назад и без конкретного запроса.
Моя программа включает 5-6 тренировок в неделю, это 10-12 часов. Мне нравится получать обратную связь от нескольких тренеров, чем больше ракурсов, тем объективней картинка. Со мной пять профи, включая Антона. Бег – Сергей Мурадов, продолжает семейную династию легкоатлетов. Поверите, у этого человека шаг 2,7м на дистанции в 800. Плавание – двукратный чемп World Masters Games. Пилатес и растяжка – Ксения Кресова, 4 тренировки на двух огурцах во время сборов к чемпионату (LOL). Беговые лыжи – Игорь Рыжов, марафонец, и триатлон прошел, и на вершину Эльбруса поднялся. Все они КМС и МС, призеры и победители чемпионатов. Титулы важны! Они твоя ликвидность, говоря языком моего бизнеса. Не перестану восхищаться ребятами. Моя фантастическая пятерка. Мое братство. 
IMG_4538
Тренировки запускают трансформацию. Меняется тело, то, что ты ешь, с кем общаешься и куда улетаешь отдыхать. Оказывается, легко найти лишние два часа даже в графике топ-менеджера. Ты становишься эффективней во всем: меньше бессмысленных действий и людей. 

Когда легендарного Мэллори спросили: «Зачем вы идете на Эверест?», он ответил: «Потому что он есть!». Зачем мне сверхусилия, сумасшедшие соревнования и сумасшедшие тусовки, когда дистанция пройдена? Потому что я есть и потому что могу. Почему бы и нет?

IMG_6215

IMG_3244






 

Спортивный хайкинг в Гриндельвальде.

Швейцария предлагает множество возможностей для активного отдыха! Некоторые из них зачастую требуют хорошей физической подготовки.
Профессиональный путешественник, журналист и фотограф Роман Тюляков делится впечатлениями о хайкинге в швейцарском Гриндельвальде:
«Поход к приюту Schreckhornhütte (2530 м) под четырехтысячником Шрекхорном — один из самых необычных с технической точки зрения маршрутов для горных походов в Гриндельвальде. Начинающийся с подъема на безобидной старомодной гондоле Pfingstegg, обычной тропой для хайкинга, он приводит вас к ресторану Baregg. С террасы хорошо видны водопады на противоположной скале, небольшие горные озера внизу и ледники, кормящие их. Дальше до приюта маршрут тянется по левому краю долины, понемногу забирает вверх, пересекая мощные ручьи, которые ниже превращаются в водопады, и подбираясь все ближе к огромному языку ледника, спускающегося в долину. Затем ваш путь идет вдоль громадной растрескавшейся массы льда, по крутому скальному склону с провешенными в некоторых участках цепями и тросами для страховки — здесь начинается альпийский высокогорный маршрут, требующий определенных навыков. Весь маршрут от станции Pfingstegg до Schreckhornhut занимает около пяти часов (1140 м перепада высот) и рассчитан на выносливых, физически хорошо подготовленных путешественников. В приюте можно переночевать, забронировав заранее место, и отправиться в обратный путь на следующий день. Рекомендуем поинтересоваться прогнозом погоды на день (оказаться там в дождь совсем невесело), быть осторожными на крутых участках, захватить с собой достаточно воды и что-то перекусить по дороге».

Наши друзья — Офис по туризму Швейцарии всегда предлагают что-то спортивное и интересное! А подготовиться к такому увлекательному приключению можно у нас в PRO TRENER!

IMG_2007 IMG_2021 IMG_2082

Haute Route – секрет успеха

Несколько недель мы делились с вами вдохновляющей историей Ольги Леденевой о подготовке и преодолении многодневной гонки Haute Route. Сегодня – заключительное интервью о целях участия, работе с тренером, секрете успеха и любимом велосипеде. 

14568106_1221193857952517_4415840703802683474_n

Ольга Леденёва: Моей главной целью было проверить себя на вшивость. Других целей не было. Я себя проверила: всё в порядке, все хорошо, я в тонусе.

Необходимо серьёзно отнестись к участию в такой гонке, потому что мелочей здесь не бывает. Нужно найти профессионала, который будет с тобой заниматься, важно доверять ему. Мне знакомы болевые точки тренеров: клиенты начинают обсуждать их методы, творчески вмешиваться, редактировать тренировочный план. Исключено. Если ты уже решил работать с этим тренером, то нужно идти до конца и все его требования выполнять. С тренером должно повезти.

Андрей Котков: Я считаю, что спортсмен или клиент должен на 100% доверять тренеру, и даже то, что ему кажется каким-то ненужным или неправильным, он должен чётко выполнять, и тогда достигнет требуемого результата. В задачи тренера также входит мотивировать спортсмена, это уже психологический момент, потому что самому человеку замотивировать себя очень тяжело. По моему мнению, тренером может называться тот — особенно, что касается такого рода подготовки, где есть конкретная цель, – который непосредственно ведёт спортсмена, который знает, что делал его клиент до тренировки, что поел, как он выспался, какой у него психоэмоциональный фон, какая загруженность на работе. И знает, что будет его клиент делать после тренировки: во сколько он поест, во сколько он ляжет спать, — то есть всё время держит на контроле и направляет. Например, клиент не выспался, не 8 часов поспал, а 5, так что, конечно, ему не имеет смысла делать тяжёлую тренировку, тренер должен это все учитывать.

Ольга Леденева: Конечно, чем ближе была гонка, тем больше становилось чувство такого оцепенения, страха. Андрей дал мне несколько практических советов, и, в частности, он мне сказал: «Будь готова к тому, что может произойти что-то, из-за чего ты не сможешь продолжать гонку». Тут я как следует испугалась, не стала его дослушивать до конца. Ещё он сказал мне, что не ожидал, что в моем лице встретит человека, который настолько точно и беспрекословно будет следовать всем его советам. Как тренер он не избалован такими исполнительными подопечными.

Есть у меня одна такая хитрость. Я в основном тренируюсь с мужчинами, попала в мужскую компанию. И я им очень благодарна за то, что они меня принимают в свою команду, мне, честно говоря, кажется, что для них это обуза. Но они соглашаются на эту обузу, я им за это очень благодарна. И в благодарность за это я изо всех сил стараюсь обузой не быть: терпеть все житейские невзгоды с ними на равных, стараюсь быть в какой-то степени своим парнем. Поэтому, когда мне очень тяжело, я терплю, что называется, из последних сил, потому что понимаю, что если сейчас скажу, что устала, они, конечно же, как джентльмены сделают все, чтобы помочь мне, но, скорее всего, в следующий раз они меня с собой не возьмут. И я всегда старалась, терпела, до тех пор, пока не уловила такой момент: всегда в команде найдётся мужчина, который сдаётся раньше меня. И теперь я терплю до первого какого-нибудь: «Ой, у меня шнурок развязался», «ой, давайте сфотографируемся», что-нибудь такое. Поэтому я хочу дать совет — иногда действительно бывает очень тяжело, но всегда нужно терпеть до последнего: потерпи, не сдавайся, ситуация сдастся сама.

Выбор велосипеда очень важен, чем техника лучше, тем тебе легче ехать. Вопрос лишь в том, сколько ты готов потратить. Сейчас, конечно, огромный выбор, и выбирать — это отдельное удовольствие. Наверное, быть благодарной своему велосипеду – это неправильно, но я думаю, что он, мой велосипедик, настоящий молодец. Он все выдержал, не выкинул никаких фокусов, что очень важно. Вообще, в велосипедах я ничего не понимаю, я не эксперт, но я внимательна к советам экспертов. Мне говорят, что велосипед нормальный, Андрей Котков считает, что мне его не нужно менять. Моему велосипеду уже года 4 но, значит, он ещё послужит, чтобы повторить нечто подобное в следующем году.

Андрей Котков: Haute Route была серьёзной длительной гонкой, и даже если бы сейчас после Haute Route мы захотели начать подготовку к чему-то новому, очень интересному, и понимали бы, что Оля может это сделать – это не было бы возможно. Необходимо время, чтобы восстановиться, привести в порядок опорно-двигательный аппарат, психоэмоциональный фон – только такой подход настраивает на долголетие и в спорте, и в жизни.

 

Haute Route — приятные моменты, трудности и команда мечты

Продолжаем нашу историю о подготовке к многодневной велогонке Haute Route. Ольга Леденева рассказывает о приятных моментах, трудностях, команде мечты и многообразии эмоций, которые можно получить, преодолевая такое соревнование.

14519946_1221196891285547_4282309996200036854_n

 Ольга Леденева: Вообще, мне кажется, что это такой парадокс человеческой психики: сейчас я воспринимаю гонку, как большой праздник длиной в семь дней, и хотя сложности, конечно, были, я просто не могу их вспомнить. Но я бы не сказала, что были какие то очень серьёзные трудности, были милые нюансы. Например, когда едешь в гору, тебе тяжело, но это кайф. В среднем скорость подъёма — 12 км/ч, а на спусках — от 50 до 70 км/ч, и это тоже кайф отдельный. Не было каких то неожиданных сложностей, ведь это часть процесса, на который ты сам подписался.

Андрей Котков: Выбирая эту гору я понимал, что если Оля психологически перешагнёт эту границу, то дальше горы, которые будут на гонке, для неё будут не страшны. Она будет понимать, что может сделать это, что она не заголодает или ещё что-то. Если вдруг, например, у неё случится нехватка питания, она будет знать, что делать.

Ольга Леденева: Зато было много вещей, которые очень радовали, например, команда наша. Я уверена, что, если бы нужно было набрать команду мечты, и над этим бы работали психологи, проводили бы специальные тесты, то из всех людей всё равно выбрали бы нас: Андрея Жукова, Романа Соболева и меня. Мне кажется, у нас была фантастически гармоничная команда, думаю, что парням со мной было комфортно, и мне с ними тоже.

Был однажды случай: наш отель находился далековато от финиша-старта, мы просыпались в 5 утра в эти дни, потому что старт был в семь. Нужно было пораньше встать, позавтракать, собрать вещи. И мы не всегда знали, в каком отеле будем жить на следующий день после финиша. Вот мы едем в такси, и Жуков говорит: вот было бы здорово, если бы сейчас наши вещи повезли в следующий отель. Сказал это куда то в космос и сидит молчит. А у меня как раз уже была распечатка, где наш следующий отель, я её достаю. Рома у нас полиглот, он замечательно говорит по-французски, и ещё у него с собой куча всяких гаджетов. Он начинает звонить и договариваться. Жуков даёт идею, я даю информацию, Рома это организует, и все это без лишних комментариев, с мужчинами вообще приятно работать. И это во многом олицетворяет нашу команду: каждый делал то, в чем силен, и все мы дополняли друг друга. Нам всегда было весело друг с другом, хорошо, легко, и мы всегда друг друга поддерживали. Я точно знаю, что они за меня очень волновались, и это тоже поддерживало и мотивировало. Душой я как то даже отдохнула, чувствовала таким вот баловнем, младшим ребенком в семье, это было очень приятно.

О приятных моментах.

 Ольга Леденева: Было очень много приятных моментов. Например, приятным моментом было каждый день находить ручей с ледяной водой и опускаться в неё – огромный вклад в восстановление организма. Приятный момент – финишировать. Приятный момент – долго лететь с длинного спуска, можно петь песни, кричать во всё горло. Кстати, если я в следующий раз соберусь в горы, я буду учить заранее песни, а то когда душа поёт, а текстов нет – это ужасно. В общем, со мной в этот раз была Земфира. Земфира, оказывается, не про любовь, не про чувства, не про отношения, Земфира – про Haute Route. Каждый сюжет из моей Haute Route’овской жизни словно иллюстрировался Земфирой, и мне с ней было замечательно.

Также из приятного — все было очень хорошо организовано: волонтёры на 100% обеспечивали нам безопасность, перекрывали въезды-выезды на дорогах, и ты уже можешь чуть меньше осторожничать и не сбрасывать набранную скорость. К своим волонтёрским обязанностям люди подходили очень ответственно. Мы приезжали в маленькие деревушки, где можно было бы, например, земляка своего пропустить, но такого не происходило. Они встречали, восхищались, радовались, приветствовали на французском языке, и это тоже придавало какого то шарма, дополнительного очарования. Вот ты едешь такая уставшая, потная, задохнувшаяся и вдруг слышишь: «Madame, courage, madame!», — сразу женщиной себя почувствуешь, как то приосанишься. И люди, и речь, и пейзажи — все это очень насыщает и придаёт сил.

Я очень люблю велосипед, потому что это и скорость, и возможность себя немножко физически помучить. И это очень прочищает мозги. Всю неделю гонки мысли у меня были самые простые, и мне ничуть не было стыдно, что я целый день думаю о еде, о сне, о восстановлении, сегодня форму постирать или завтра, высохнет она или не высохнет – то есть совсем простые вещи. Ещё в первый день у меня сломался телефон, и я с удовольствием отключилась от мира. Хорошо, что у меня с собой была бумажная книжка, перед сном я читала, и это было очень здорово. Разве что только для того, чтобы делать фотографии, телефона не хватало, но каждая фотография – это потеря скорости. А я боролась за каждую секундочку, у меня всегда был риск вылететь из времени, откровенно говоря, я была одной из худших, одной из самых слабых участниц этого тура, но меня это не смущает.

Очень важно было укладываться по времени, потому что тех, кто не успевал, собирала потом специальная машина, которая называется метла. Это ужасно, унизительно, это такой негативный ритуал, если ты немного замешкался – то её сразу видно, похожую на автозак. Один раз я замешкалась на старте, с организаторами что-то выясняла, и стартовала самой последней. Мне ни в коем случае нельзя стартовать последней, моя тактика — это стартовать первой, потом вся эта волна в 500 человек сквозь меня проезжала, но это мне давало хоть какой то задел времени. А тут я промедлила, стартовала последней, на подъёме увидела эту машину, встала и поехала стоя. И у меня ни дыхание не сбилось, ни ноги не забились. Вот, опять же, вопрос мотивации, и когда я очень-очень надёжно оторвалась в гору от этой машины, поехала уже спокойно.

Я очень рада, что в мой тренировочный план входили такие на технику вещи, как, например, тренировки стоя. Андрей мне расписывал, сколько минут стоя, сколько сидя. И когда я ездила в индивидуальный тур, тоже это отрабатывала, так что была в этом плане абсолютно готова. Я, кстати, обратила внимание, что европейцы в плане переключения, встать-сесть, техник исполняют меньше. Также большое преимущество у меня было на спусках, где я обгоняла многих, особенно девушек. Я не боялась и была готова технически. Спуски там очень разные, в них опасны повороты, например, проблемы закрытых поворотов, в том, что жалко сбрасывать скорость, а не сбросишь – можно не вписаться в поворот, поэтому важно максимально сохранять этот баланс. Кстати, это своего рода развлечение, потому что подъем – это рутина, а спуск – это драйв.

Андрей Котков: Для меня работать с девушкой было действительно необычно. И я, хотя и был уверен, всё-таки очень сильно переживал, всякое может случиться: может шина проколоться, может дождик пойти, можно со спуска улететь. Конечно, в этом плане эмоций я потратил много.

14572779_1221199551285281_3840839785881178318_n

Об эмоциях и умении переключаться.

Ольга Леденева: До, во время и после гонки эмоции я испытывала разные. Сначала чувство тревоги, когда ждёшь чего то непредвиденного. Затем входишь в такое состояние сосредоточенности. Чувства разные – целый спектр, но когда я финишировала, я буквально чуть ли не разразилась слезами, потому что в этот момент я поняла, что была очень сильно сконцентрирована, и что вот теперь точно можно расслабиться, ничего не случилось страшного, и ждать этого уже не надо. Это расслабление, кайф, эйфория, чувство радости. Я до сих пор в нем пребываю, мне кажется, некоторые люди меня уже сторонятся, вдруг я опять начну рассказывать про гонку.

По возвращении мне не пришлось долго вливаться в привычный ритм жизни. Вообще, это моя сильная сторона, я умею переключаться, кстати, этому меня научила йога. Как говорил наш учитель, нужно быстро приспосабливаться к предложенным обстоятельствам: раз – ситуация поменялась, и ты быстренько подстроился. Мне это даже нравится. Я такой человек, эмоционально независимый в этом плане. Могу, например, ехать по Москве, а видеть совершенно другие картинки: могу горы видеть, могу в пасмурный день солнце видеть, я вот как бы умею всем этим управлять, погружаться, переключаться. И я всегда двигаюсь вперёд, потому что там всегда будет что-то интересное.

Haute Route – о подготовке к испытаниям

Как подготовиться к многодневной велогонке масштаба Haute Route? Ольга Леденева делится своим опытом.

14568023_1221200814618488_2305943333670413869_n

Ольга Леденева: «Почему Haute Route – не знаю, это точно к Андрею Жукову, для меня это «пальцем в небо». Потом, опять же, надо знать Андрея. Он всегда добивается, в результате, своего. Если не он, то жизнь делает так, что ты будешь это делать все равно.

На поездку меня мотивировали амбиции. Это нежелание публично отказаться от цели, проиграть, то есть. Считается, иногда, что это вредно, но в последнее время меня окружает очень много людей, которые нормально это воспринимают.

Поддержка тренеров и моя сила воли состояли в соотношении 50/50, наверное. Дело в том, что это такая «взаимоподпитывающая» система, в которую каждый вкладывается. Я думаю, что моя ответственность и готовность исполнять мотивирует тренера составить качественный план. И наоборот: когда тренер качественно вкладывается, меня это вдохновляет быть ответственной. А если тут я что-то не выполнила, там что-то не сделала, то и человек может позволить себе работать спустя рукава».

Андрей Жуков: «Я думаю, Ольга – большой молодец, что так целеустремленно готовилась. И также она подбадривала участников мужчин не сходить с трассы. Это невозможно, когда рядом едет девушка, которой тоже тяжело, но которая ни разу даже не заикнулась, чтобы сойти с трассы. Поэтому мужчины тоже боролись до конца. Если бы ее не было, думаю, некоторые могли бы сойти. То есть она была для нас своего рода талисманом. Кроме того, всегда легче преодолевать препятствия и переживать приключения с единомышленниками, поэтому, конечно, хотелось, чтобы рядом были люди, которых хорошо знаешь».

 Андрей Котков: «Изначально мы подобрали гонку под Ольгу, то есть тут антропометрические данные: небольшой вес, хорошая переносимость гор, потому что мы раньше уже ездили на сборы и знали, как она горы переносит. Мы выбрали гонку, исходя из параметров Ольги, исходя из её физических данных, и под это уже подбирали сборы, силовую подготовку, питание».

 О.Л.: «При этом, мне никогда не хотелось сдаться. Даже мысли не было. Вот чего я больше всего и на самом деле боялась в этой гонке, так это холода и дождя. Для меня это означало, что нужно подбирать одежду, думать о том, как минимизировать этот ужас. И я, конечно, каждый день смотрела прогнозы там, куда мы поедем. И, начиная с середины гонки, с третьего этапа, всегда был прогноз на дождь и на температуру около 16 градусов. Я очень переживала, потому что наверху в горах и так было где-то 10 градусов. Мы, конечно, поднимались на высоту 2700м и 2500м, но это, когда солнышко светит.

А когда поднимаешься в дождь, а после подъёма спуск, и на спуске скорость 50-60-70 километров, то обдувает очень сильно и это ужасно холодно. Тело трясет, руки немеют, и, соответственно, не чувствуешь тормозов: вроде бы зажал тормоза, но не знаешь, что в следующее мгновение твои руки сделают. Плюс этот тремор: то есть ты уже не жёстко сидишь на велосипеде, а тебя бьёт из стороны в сторону.

И у меня был этот ужасный опыт с дождем, и хорошо, что он был, потому что это очень отрезвляет. Это было в Доломитах. Во-первых, пошёл дождь, во-вторых, было холодно, в-третьих, я не очень хорошо была экипирована и, в-четвертых – это мое вечное стремление к тому, чтобы похудеть. Когда я ехала в горы, я мало ела, и, соответственно, когда поднялась в гору, в крови почти не было глюкозы – организм обеднился по углеводам, и от этого тоже стало холодно. Начался дождь, нужно было быстренько спускаться, вариантов где-то укрыться не было, а под дождём ещё сильнее мёрзнешь. В общем, это были ужасные, страшные впечатления, когда я вообще не знала, что будет в следующий миг, когда у меня начался жуткий тремор.

И вот, когда я уже совсем спустилась вниз, там было 30 градусов жары, праздные люди, и никому из них невозможно рассказать, что полчаса назад ты был там, где-то на грани. Люди, занимающиеся велосипедным спортом, понимают, насколько это серьёзно и опасно. Поэтому нужно подходить к таким вещам профессионально, а профессионально – это экипировка.

Однако в Haute Route мне повезло: весь этот дождь куда-то исчез, все прогнозы, которые были, не оправдались, зона солнца все расширялась и расширялась, и все дни мы ехали в солнечную погоду. Это было замечательно!».

Продолжение следует…

«Все дело в величии замысла» — о подготовке к Haute Route и изменениях в жизни

В продолжение своего повествования об Haute Route Ольга Леденёва рассказывает о внутренних изменениях, которые произошли во время подготовки к многодневной велогонке.

14568106_1221193857952517_4415840703802683474_n

 

Ольга Леденева: «Тренировки помогли мне буквально во всем: всё лето я все успевала, у меня на все хватало времени, эмоций, настроения ­– тренировки разгоняют кровь. Ложиться рано не приходилось, потому что я очень люблю лето, московские вечера, у меня очень много друзей, сын, который любит со мной общаться, а он-то уж точно не жаворонок. Иногда, конечно, хотелось лечь спать пораньше, а сын звонит: «Мам, давай куда-нибудь пойдем?». Конечно, я ему не откажу, тем более, мне хватало тех 5-6 часов сна, которые оставались. Однако позже я все же добирала, чтобы раз в неделю отоспаться. Отправлялась на дачу, спала до обеда. Помню, однажды позвонил папа в 10 утра, понял, что я сплю, и очень испугался, потому что решил, будто что-то не так и это не похоже на меня. Я даже на него разозлилась: ну, что это такое, зачем же меня в такие тиски перфекционизма загонять! Наверное, это у меня от папы такие черты характера: он очень требователен к себе».

Андрей Котков: «Это действительно одно их самых сложных испытаний в велоспорте. Это самая горная многодневная гонка, где самый серьёзный набор высоты. По набору высоты таких гонок больше нет, аналогов не существует. Есть меньше набор, есть более длинные дистанции, но вот похожих по сложности недельных гонок, таких нет. Подготовка к ней имеет свои особенности, тут без определённой предварительной работы вообще тяжело что-то сделать».

О.Л.: «Я очень много получила в результате, хотя не рассчитывала на это. Я рассчитывала на финиш, рассчитывала на то, что я просто это сделаю и все, и воспринимала соревнования, как точку. Я даже не была уверена, что после этого я не разочаруюсь в велосипеде. Даже предполагала, что, может быть, вообще не смогу на него смотреть – иными словами, не знала, что будет, поскольку мой жизненный опыт не распространялся на эту ситуацию. Я всем друзьям говорила, что это такой омут, чёрная дыра – я не понимала, что будет. Ещё так шутила, говорила, что вот, давайте закончим все дела, а то, может, я не вернусь. Т.е. вернусь, но не я.

Но главное, я не знала, что это будет не точкой, а неким стартом для меня, очень вдохновляющим. Я получила фантастический прилив энергии и в том числе взглянула на себя по-другому. В общем, это необыкновенный опыт, это мне дало очень-очень много. Надеюсь, я не растеряю это, а продолжу реализовывать: и в гонке, и в каких-то других вещах.

Что главное, наверное, в такой задаче – это концентрация. И в течение пяти месяцев, и во время самой гонки – полная концентрация. Когда отбрасываешь лишнее, сосредотачиваешься на главном – это и есть умение концентрироваться, очень важное в спорте. А когда теряешь концентрацию – падаешь. Можно лететь на самой большой скорости по самой узкой тропинке и при этом держать баланс, потому что ты сконцентрирован. Но стоит немного отвлечься — и сразу падение. Один к одному, это модель применима как к спорту, так и к жизни».

Продолжение следует…

«Все дело в величии замысла» – подготовка к Haute Route

Подготовка к спортивным испытаниям требует много упорства и выдержки, однако, где вы будете готовиться — это очень важный момент. В продолжение блога об Haute Route Ольга Леденёва рассказывает о том, почему фитнес-кэмпы — это лучший тренажер и как участие в них помогает продвинуться к цели.

14595723_1221191697952733_119263730748168557_n

Ольга Леденева: «Кэмп очень повлиял на мою подготовку к Haute Route. Вообще, любой кэмп – это всегда прорыв. Мы советуем их клиентам, и сами следуем принципу, что фитнес-тур – это развивающая часть в тренировочном процессе, если брать макроцикл. То есть, например, если у человека существует большая цель и есть тренировочный план, то кэмпы очень помогают продвинуться к цели. Промежуток времени между турами только поддерживает тот уровень, которого ты достиг, а затем можно подняться уже на следующий.

Кроме того, в течение тура практически нет быта, ничто не отвлекает. Очень важно, чтобы нервная система была настроена на тренировки – человек достаточно спит, достаточное количество времени восстанавливается, полностью выкладывается. Вот когда тренируешься в Москве, все равно силы рассчитываешь таким образом: я потренировалась, но мне ещё нужно идти на работу, надо разговаривать, думать о чем-то, принимать какие-то решения. Не должно быть ни сонливости, ни раздражительности – волей-неволей приходится все учитывать и держать под контролем. А в кэмпе появляется возможность тренироваться на полную, здесь усталость не скажется ни на семье, ни на работе.

Все кэмпы проходили в горах, поэтому самое ценное – набор высоты, градиентов. Соответственно, там мы получали другой вид нагрузки. Это, опять же, большие подъёмы. У меня получилось, что первый кэмп был на Кипре, а потом два в Бассано, там есть такая гора – Бассано-дель-Граппа, и она включается во многие знаменитые профессиональные гонки. Когда я впервые в жизни собиралась на неё подняться, я ужасно волновалась, не спала ночью, и вообще не была уверена, что поднимусь. Потом стало немного проще, но все равно какое-то уважение, какой-то пиетет к этой горе сохраняется.

Например, в этом сборе мой первый прорыв случился тогда, когда я сразу поднялась в гору, без единой остановки, и мне казалось, что это круто. А потом у меня был день, когда я дважды поднялась в гору, и испытала настоящий восторг. Это было преодолением, я осознала, что я это могу. И в этом частично состояла психологическая подготовка к гонке, потому что во время Haute Route мне нужно было подниматься на 4 такие горы ежедневно, и я понимала, что это нормально, что поднимусь. Другое дело, что это нужно планировать, мысленно распределять эту нагрузку, при этом я никогда не чувствовала страха или паники, всегда была уверенность, что все будет нормально. Просто это вопрос времени».

Андрей Котков, тренер PRO TRENER: «Haute Route – это такая гонка, где приходится переступать через себя, терпеть по несколько часов. Физически Ольга была к этому готова. Задача уже перед соревнованиями заключалась в том, чтобы она была психологически уверена в своих силах. Для этого Оля и съездила на сбор в Бассано, это частое направление наших туров. Бассано-дель-Граппа действительно очень-очень сложная гора, с нереальным подъемом, и заехать на неё человеку неподготовленному невозможно. И психологически заставить себя заехать – это и страшно, и непонятно, чего ждать».

О.Л.: «Т.е. кэмпы – более совершенный, улучшенный тренажёр, более приближенный к действительности, в то время как тренировки в Москве – тренажёр попроще.

Я научилась настраиваться на кэмп и выходить из этого состояния. Каждые два месяца я уезжаю в туры, и это очень поддерживает. Я знаю, как надо уехать, как приехать, как быстро собрать чемодан, так что для меня не существует долгих переходных периодов и подготовка к поездке стала рутиной в хорошем смысле.

Каждый из трех кэмпов, которые вошли в подготовительный к гонке период, имеет свою функцию, значит, каждый – самый важный и на каждом нужно что-то отработать, т.е. второстепенных нет.

Что касается принятия решения, Андрей Жуков сказал, что я проеду эту гонку, и я согласилась, а только потом залезла в Интернет и стала изучать вопрос. По мере поступления новой информации и обсуждения этой темы с друзьями, я понимала, что задача очень амбициозная, и что Жуков очень высоко меня ценит. Гонка – очень серьёзная, нагрузки – очень серьёзные, и, соответственно, готовиться нужно тоже очень серьёзно».

Андрей Жуков, со-основатель PRO TRENER, участник гонки Haute Route 2016: «В том, что Ольга целеустремленная и что доедет, я не сомневался. Если никаких форс-мажоров не будет, я был уверен, что она с этим справится. Ольга сразу ответственно отнеслась к этой идее и подготовке. Поэтому, сомнений вообще не было никаких. Я участвовал в большом количестве подобных гонок, поэтому посоветовал Haute Route Ольге. Для любого человека это очень тяжелая гонка именно по подъемам, и неподготовленный спортсмен без хорошей базы, может быть ее преодолеет, но позже сойдет с гонки. В случае с Ольгой, я знал, что она к продолжительным ежедневным нагрузкам будет готова и финиширует».

О.Л.: «Я не пропустила ни одной тренировки, ни одного задания и ни одной мелочи. Например, если по заданию тренера мне нужно было совершить 20 подъёмов в Сочи (название подъема в Крылатском), и я понимала, что если я сейчас этого не сделаю точно по заданию, то потом, во время гонки, может случиться момент, когда я не смогу выкрутить педали в крутой подъем. Поэтому, если я объявила, что я поеду – я поеду. А если я поеду и не доеду, это будет очень стыдно, следовательно – надо тренироваться и всего лишь делать то, что тебе говорят! Более того, если становится тяжело, об этом можно сказать тренеру, и он сделает перерасчет нагрузки. Тем более, Андрей Котков каждый раз спрашивал, как я себя чувствую».

Андрей Котков: «В Москве мы тренировались каждый день, в среднем 12 часов в неделю, у Оли была многодневка, ей нужно было ехать каждый день, но объём был относительно небольшой».

О.Л.: «После каждой тренировки это, конечно, эйфория, чувствуешь себя прекрасно, говоришь, что это тренировка была лучше предыдущей. Действительно, Андрей давал такие задания, казалось, что предыдущая тренировка тебя убила, и ты думаешь, ну как же в таком состоянии поеду – а она восстанавливает. В общем, это все очень интересно и тонко, как он подбирал эти нагрузки, одну с другой компоновал. У меня никогда не было перетренированности, я всегда была в отличной форме, в отличном настроении, прекрасно себя чувствовала, и эмоционально, и физически. И это действительно был расцвет благодаря полученным эмоциям, правильно подобранным тренировкам и питанию.

Все это, наверное, протестировало, мои силу воли и характер. То есть, вообще, я отношусь к людям волевым, с характером, это моя черта, но с возрастом все как-то мягчает. И оказалось, что я в тонусе, у меня сильный характер, я могу держать в руках и себя, и ситуацию. Все дело в том, насколько разделяешь поставленную цель, насколько она вдохновляет. Если я принимаю какое-то решение, то делаю это искренне, и уже невозможно идти назад».

«Все дело в величии замысла» – Ольга Леденева о Haute Route в Альпах

Многодневная велогонка Haute Route в Альпах – это своего рода спортивный эксперимент для настоящих бойцов, которые не боятся трудностей и готовы к большим победам. Коммерческий директор и самый преданный клиент PRO TRENER Ольга Леденева стала первой женщиной из России, покорившей этот непростой маршрут. В блоге PRO TRENER Ольга подробно рассказывает о проверках на прочность, о мотивации и целях, о том, как гонка изменила ее привычки, и почему персональный тренер – это самый важный человек в подготовке к соревнованиям масштаба Haute Route.

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be_%d0%b1%d0%bb%d0%be%d0%b3

«Тренировочный период составил пять месяцев, в конце марта появилась цель и с апреля началась подготовка. Тогда я знала только одно: к началу гонки нужно преодолеть 4 000 км, я разделила это на соответствующее количество месяцев, месяцы на недели. Получилось, что в неделю нужно проезжать приблизительно 250 км. Фитнес туры тоже повлияли на подготовку: за этот период я запланировала трижды съездить туда, а там большие объемы. 4 000 км по московским меркам проехать довольно тяжело, но в разговорах с участниками гонки выяснилось, что это, на самом деле, минимальная дистанция, и для любого европейца, который живет ближе к горной местности, например, во Франции или в Италии, это совсем небольшая дистанция, там люди проезжают больше при подготовке к такой гонке. Тем не менее, 4 000 проехала – и этого оказалось достаточно.

Я не знала, какой тренировочный план для меня составил Андрей Котков (тренер PRO TRENER – прим. автора), поскольку он давал мне задания на неделю. Позже я поняла общую логику плана, но что там у него было в голове… Признаюсь, я его и не пытала, у нас очень доверительные отношения.

А вот Андрей Жуков (один из основателей PRO TRENER, тренер – прим. автора) вдохновил меня на это все, и я приняла твердое решение. Он предложил мне поучаствовать, а я не могу ему отказать. Мы уже давно знакомы, и я точно знаю, что если Андрей говорит: «А не проехать ли тебе?», это его мощнейшая интуиция и он уверен, что я проеду. Если он говорит: «Ты это можешь», я точно знаю, что могу. И у меня не бывает сомнений: справлюсь или нет, потому что он не авантюрист, а профессионал. Он знает, какую каждому поставить цель, чтобы она была вдохновляющей, развивающей и по силам. Поэтому я практически не думала: Андрей Жуков мне предложил поучаствовать, и я буквально наутро уже приняла для себя это решение, а дальше обратилась к Андрею Коткову и мы начали тренироваться.

Недельный тренировочный цикл обязательно включал в себя функциональные тренировки – одну или две. Андрей никогда не даёт интенсивных тренировок, они всегда очень по силам, все спокойно. Иногда тренировки заканчиваются ощущением «Что это было? Это была тренировка?», но эффект от нее ощущается уже на следующий день. Плюс была одна тренировка в бассейне (больше восстановительная) и 4 кардиотренировки, две из которых интервальные, одна – силовая. Кроме того, меня нужно было приучить долго сидеть на велосипеде не вставая, потому что потом мне пришлось от 6 до 8 часов в день проводить не слезая с велосипеда. А начинали мы с Андреем с 2 часов: он потихоньку прибавлял мне нагрузку.

Что касается программы питания, в этом вопросе я человек все-таки опытный, но какие-то уточняющие советы давал тренер. Мы подбирали питание так, чтобы было комфортно. Любой циклический тип тренировок, которые длятся больше 2 часов, требуют того, что нужно очень точно рассчитать, сколько до тренировки поесть углеводов и что взять с собой. Т.е. за 2 часа я ничего не пила и не ела, если до тренировки было больше времени, то я ела грубый цельнозерновой хлеб (для раскрутки липидного обмена) и никаких сладостей, батончиков, ничего такого. Я действительно очень равномерно сбрасывала вес все это время и у меня никогда не было неконтролируемого аппетита. На лыжах холодно, потом все это перерастает в так называемый жор, после интенсивного бега то же самое, а вот велосипед – самый-самый комфортный вид в плане питания, потому что пульс слишком высоко не поднимается. У меня даже бывали случаи, когда я не успевала поесть, рано утром выезжала, забывала купить хлеб, тогда просто заваривала гречку, останавливалась и съедала несколько ложек – и этого было достаточно. И за это время у меня очень изменились пищевые привычки, например, в свое время, Жуков очень критиковал мое пристрастие к фруктам, и в этом году я съела их очень мало, потеряла к ним интерес из-за высокого содержания сахара. Жуков рекомендует употреблять не больше 1-2 фруктов в день. А, соответственно, гречки и цельнозернового хлеба я съела много. И какие-то сэндвичи с этим хлебом, рыбу или курицу на обед, в то время как мясо я перевариваю с трудом. Я вообще не люблю экзотическую еду, скорее простую и, наверное, это хорошо. Я люблю средиземноморскую еду, зеленые овощи, оливковое масло – это все для велосипедистов то, что нужно, как оказалось. Андрей Котков советует брокколи, например, и я с трудом всегда это ем, хотя нужно.

%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be_%d0%b1%d0%bb%d0%be%d0%b32

Тренировалась я каждый день, включая выходные. Бассейн приравнивался ко дню отдыха, ну что там, часик поплавать. В выходные проходили самые интенсивные тренировки, потому что было время, и они были длительными. А вот в течение недели я тренировалась по чуть-чуть, что тоже изменило мои привычки: я стала «жаворонком». Например, если в 10 ч. назначена деловая встреча, а дальше будет полный рабочий день, чтобы не сомневаться, успею я на тренировку или нет, я тренировалась с утра. Чтобы успеть на встречу, в 9 мне нужно было закончить, в 6 начать, значит, в 5 нужно встать и выйти из дома. И это было абсолютно легко: вот, что значит мотивация, нацеленность на результат. Я просыпалась за 10 минут до будильника, вставала без какой-либо усталости или сомнений. Такая цель была интересная, что драйва мне хватило на пять месяцев. Тем более, когда просыпаешься, выезжаешь из дома – там утро, солнце, велосипед, обстановка, другие люди подъезжают – это, конечно, прекрасно. Говорят же, что все дело в величии замысла, а когда у тебя есть замысел и тебя окружают целеустремленные люди, это подпитывает. Едешь с утра на трек и оказываешься среди единомышленников, им равный, это очень подстегивает, делает все красивее. И на работу с утра приходишь полной вдохновения!

Наши велотренировки проходили в Крылатском. Летом это называется «велокольцо», а зимой, закрытое, называется «велотрек», большое – 13 км и малое – 4300 м. Это уникальное место, сколько там катаюсь, всегда пребываю в восхищении. Дело в том, что 36 лет назад к Олимпиаде нашими профессионалами было построено это место с учетом всех требований и стандартов. Это трасса олимпийского уровня, очень тяжелая, она превосходит по степени сложности многие другие трассы и служит велосипедистам по сей день. Получается 13 километров подъемов и спусков, амбициозных и крутых, с градиентами, которые только в альпийских горах встречаются. Когда-то трасса была очень трудной для преодоления участниками Олимпийских Игр – Москва 80, а сейчас это отличное место для тренировок, уникальное. И еще я восхищена, потому что это сделано настолько профессионально: уклоны, трасса, асфальт – что до сих пор асфальт не перекладывают, признают, что покрытие такого качества больше не выложить. Потому что, если сейчас переложат асфальт, значит, будет такая же ситуация, как в Москве – ямки, выбоины и т. д. Это место, где мы, велосипедисты, катаемся, встречаемся, поддерживаем друг друга, очень эмоциональное, классное место.

Во время тренировки на велокольце нужно немного «дундучизма», как я говорю. Например, мне нужно было совершить 20 подъемов и спусков, и нужно было набрать не только расстояние, но и высоту. Ну, я развлекалась, как могла: например, когда считаю «1,2,3,4,5», то обычно сбиваюсь, поэтому я ехала и считала: «Понедельник, вторник, среда, четверг…» и не сбивалась никогда – это был мой любимый подъем».

Продолжение следует…

Год открытий с PRO TRENER!

Нас всегда вдохновляют успехи клиентов, и мы с радостью делимся ими с вами! Сегодня своей историей поделилась Анна Афиногенова. До прихода в PRO TRENER Анна практически не занималась спортом, не умела кататься на шоссейном велосипеде и плавать. Спустя год тренировок Анна осовила почти все виды спорта, финишировала в забеге, побывала в фитнес-туре, и это только начало!

IMG_1660

«Изначально я пришла в PRO TRENER, чтобы прийти в форму, поскольку достаточно давно не занималась спортом. Муж сделал мне один из лучших подарков на 8 марта – сертификат в PRO TRENER на пакет тренировок. Сам он также занимается беговыми лыжами с PRO TRENER. Моим тренером стала Валя Кислухина. Она помогла мне быстро прийти в форму.

Прошлый год стал для меня годом открытий, я попробовала многие виды активности, стала сильнее. Постепенно я освоила разные виды спорта – лыжероллеры, беговые лыжи, Nordic Walking. Приятным открытием для меня стал функциональный тренинг, очень продуктивный вид тренировок. В процессе занятий я присоединилась к команде Iron Ladies. В этом году я первый раз села на шоссейный велосипед. С детства я каталась на МТБ, но шоссейник показался мне гораздо интереснее. Я вообще не умела плавать, а теперь освоила разные стили. Постепенно я осваиваю бег и даже финишировала в своем первом старте на 5 км. В конце мая участвую в «Бегущих Сердцах», а в сентябре планирую пробежать полумарафон «Гром».

В этом году первый раз мы всей семьей отправились в кэмп на Кипр. А зимой мы все вместе встанем на беговые лыжи. В моих планах продолжать заниматься, участвовать в стартах и совершенствоваться!

IMG_1652

Я рада, что пришла в PRO TRENER. Отдельное спасибо всем моим тренерам – Вале Кислухиной, Жене Клюквину, Диме Озерскому и, конечно, Андрею Жукову. Он для нас пример настоящего лидера, спортсмена и профессионала, за которым тянутся люди».

IMG_1657

IMG_1662

ODLO: выбор экипировки для занятий Nordic Walking

Наступила долгожданная весна – время перемен и экспериментов. Фитнес индустрия пестрит разнообразием различных методик и программ для достижения гармонии с телом. Одним из модных направлений, набирающим популярность с каждым годом, стала скандинавская ходьба. Этот сравнительно молодой вид фитнеса уже доказал свою эффективность в борьбе с лишним весом и является отличным способом кардио-тренировки.

Что важно знать при выборе экипировки для занятий Nordic Walking?

  1. Высококачественный инвентарь.

Стильные карбоновые палки для скандинавской ходьбы известного финского производителя EXEL с телескопической системой регулировки длины подойдут как для новичков, так и для профессионалов.

Вы сможете подобрать оптимальную для себя длину палок и в полной мере наслаждаться прогулками. Комплектуются обычными наконечниками, а также резиновыми для ходьбы по асфальту.

Темляк EXEL с системой быстрого отсоединения Alis. С ним не придется тратить время на освобождение руки, если захочется выпить воды, ответить на звонок, сделать фото. Одним нажатием кнопки темляк отстегивается от ручки и присоединяется также одним движением.

  1. Комфортная обувь.

Обувь для нордической ходьбы должна быть максимально комфортной.

Кроссовки ASICS по праву можно назвать высокотехнологичной и «умной» обувью. Линейка FUSEX оснащена уникальным миксом GEL и пены с функцией амортизацией по всей подошве. В них каждый шаг будет приятен и полон ощущений мягкости.

  1. Удобная и «дышащая» одежда.

Коллекции профессиональной спортивной одежды швейцарского бренда ODLO давно завоевали сердца многомиллионной аудитории.

Благодаря использованию современных материалов и передовых технологий производства, компания ODLO стала синонимом высокого качества в спортивной индустрии.

В футболке серии CLIO вы забудете о неприятном запахе навсегда и сможете преодолеть любые дистанции. В инновационное волокно вплетено антибактериальное серебро, с функцией контроля влаги, которое имеет отличные дышащие свойства и УФ-защиту 50+.

Успехов вам в нордической ходьбе!

И знайте, правильно подобранная экипировка – шаг на пути к результативным тренировкам!

http://www.skimir.ru/

http://shop.odlo.ru/

NordicWalking